Диана Секлитова / Встреча которой не было

(фантазия на темы любимых фильмов)

Действие происходило в квартире №50, в которой было 12 стульев. Она была приспособлена подо все произведения художественной литературы.

Одним из её жителей был очень невезучий человек. Звали его Дима. И кличка у него была «Лузер». Этим утром он хотел пойти на парад, глянул на часы и возмутился: «Вот всё время я просыпаюсь рано, а как парад, так я до 11 сплю! Эх, опоздал!»

В соседней комнате Остап Бендер и Ипполит Матвеевич Воробьянинов нашли два стула. Время было современное, поэтому эти стулья были уже на колёсиках. Только Ипполит Матвеевич нацелился на один из стульев, как Остап остановил его: «Киса! Да тише Вы! Там кто-то идёт!»

Дверь в комнату распахнулась, и сюда вошла знаменитая троица: Трус, Балбес, Бывалый. Первым шёл Трус, у которого настроение, видимо, было очень хорошее. Он и распахнул от радости дверь и улыбнулся, но вдруг от страха подпрыгнул чуть ли не до люстры, так как дверь со всей силы ударилась ручкой об стену. Трус повалился на пол спиной, поднял руки и испуганно закричал: «Сдаюсь! Не бейте меня!»

Балбес посмеялся над ним и сказал: «Вот придурок! Сам себя напугал!» Он взял игрушечный мячик и, не подумав, кинул его в Бывалого и попал… прямо ему в лицо. Бывалый подошёл к нему, грозно поставив руки в боки, и спросил: «Ты чё, офанарел, что ли?» Трус вскочил с пола, преградил путь Бывалому к Балбесу, встал между ними, и, весь трясясь, пропищал: «М…м…может, не надо его бить, а? Я за него боюсь!» Бывалый взглянул на своих друзей и сказал: «Ладно, бить я вас не буду! Меня другое волнует! Пойдёмте на кухню! Я жрать хочу!» Остап крикнул им в след: «Россия вас не забудет! Святая троица!»

Три друга вышли в коридор. Балбес посмотрел в зеркало, но не понял, что смотрит на себя. Он думал, что там кто-то другой, и сказал: «Эй, ты кто? Я - Балбес! Слышь, ты, хватит за мной повторять! Попугай, житель клетки!» Бывалый взглянул на Балбеса и стал ему объяснять: «Балбес, это же твоё отражение!» Пока друзья Труса смотрели друг на друга и разговаривали, сам Трус выкатил глаза от удивления и стал дёргать друзей за одежду, трясясь от страха: «Р…р…ребята! А Б…Балбес пр…прав! Это не он в зеркале!»

Бывалый и Балбес повернулись к зеркалу и увидели, что из него выходит демон Азазелло. Трус от испуга ещё громче крикнул: «Бежим!» Балбес и Бывалый замерли и смотрели на рыжего и клыкастого в недоумении, а от Труса уже и след простыл: он сидел на кухне за холодильником и дрожал от страха. Азазелло вышел из зеркала, положил руку Бывалому на плечо и прогнусавил: «Будешь обедать, курицу мне оставь!» После этих слов демон со стеклянным глазом направился на кухню. Балбес и Бывалый немного постояли, задумавшись, и тоже пошли туда.

На кухне уже сидели ещё два демона: Фагот Коровьев в клетчатой одежде и его лучший друг кот Бегемот. Трус был так напуган Азазелло, что эту неразлучную пару просто не заметил, впопыхах стараясь быстрее спрятаться за холодильник. Первое, что бросилось Бывалому в глаза - ваза с мандаринами. Он протянул туда руку и хотел взять один мандарин, но вдруг Бегемот зашипел на него, ударив лапой по руке, а его клетчатый друг упал на колени перед Бывалым и заплакал: «Что ж это делается-то, ась? Я вас спрашиваю! Вот вы там втроём гуляете, а этот челове… эм… тысяча извинений, кот целыми днями починяет примуса! Не отбирайте у него последнее! Он же так проголодался!»

Тут в кухню вошёл депутат Государственной Думы Фёдор Павлович Лавриков по бандитскому прозвищу «Лавр». Он рассудил их всех: «Итак, что мы имеем? Мы все проголодались! У нас у всех в данный момент одна тенденция - хорошо поесть! Так давайте же поделимся друг с другом!» Фагот, дабы нажаловаться на обидчика своего любимого кота, показал на Бывалого пальцем и всплакнул, сказав Лавру: «А он у него всё отбира…» Но Фёдор Павлович не дал ему договорить и строго сказал: «Э-э-э, тихо-тихо, не плыть, не плыть!» Клетчатый понял, что его слёзы бесполезны, и пошёл в коридор.

В коридоре бывший регент встретил Остапа Бендера и Кису Воробьянинова. Фагот увидал у Ипполита Матвеевича пенсне, снял с себя и с него эти пенсне, сравнил их и сказал: «О, у меня такие же, только сломанные, ну, там одно стекло треснуло!» Великий комбинатор посмотрел на Воробьянинова и Коровьева и сказал: «Ну, вот, сошлись вода и камень, лёд и пламень!» С кухни послышался крик Бегемота: «Фагот, закрой там дверь, чтобы сквозняка не было, а то мою шубку продувает!» Клетчатый увидел открытый балкон и попытался закрыть дверь. «Что же сквозняки делают-то?» - кричал он и усиленно тянул её на себя.

В коридоре было столько шуму, будто идёт война между дверью и бывшим регентом. Коровьев с разбегу подбежал к дверному проёму, а дверь схватить не успел. Сквозняк, действительно, одолел Фагота, ударив ему дверью прямо в лицо, но дверь ветер закрыл сам, и она больше не открывалась. Клетчатый сидел на полу весь уставший и запыхавшийся и сказал: «Фух, наконец-то, я закрыл дверь! Этот сквозняк мне чуть второе стекло в пенсне не разбил!» Остап Бендер очень красиво пропел про сквозняк: «Пусть бесится ветер жестокий!» А Фаготу великий комбинатор сказал: «Да, для Вас дверь закрыть - всё равно, что на войне побывать! Вам за это медаль надо вручить! Её у меня, конечно, нет, но есть одно утешение! Обещаю, что Россия Вас не забудет!»

стр1 перевернуть страницу >>>